Заря
  • Рус Тат
  • Детской школе искусств – 45! Как всё начиналось…

    Совсем скоро Алексеевская детская школа искусств отметит свой 45-летний юбилей. Возраст солидный, позволяющий подвести некоторые итоги - сегодня это учреждение дополнительного образования, несомненно, может похвалиться целым рядом успехов и достижений. Однако вначале давайте вспомним, с чего всё начиналось. И расскажет нам об этом первый директор «музыкалки» Александра ЛОСКУТОВА.

    - Александра Николаевна, открытие в 1968-м году в селе (тогда именно селе) Детской музыкальной школы для многих было событием знаковым: оно как бы бросило на наш тихий провинциальный антураж лёгкий городской отблеск. А как вам, выпускнице Йошкар-Олинского училища по классу балалайки, глянулось место работы?

    - Начну с того, что моё детство тоже прошло в деревне. Когда умерла мама, нас с сестрой отправили в детский дом, расположенный в деревне Ноля-Вершины неподалёку от столицы. Потом я поступила на подготовительные курсы при Йошкар-Олинском училище, и в целом моё обучение музыке продлилось шесть лет. Мы не только осваивали инструменты, сольфеджировали, зубрили музыкальную литературу, но и часто выступали с концертами на различных площадках. После училища я четыре года проработала в одном из районных центров Марийской республики, где не только вела уроки в школе, но и активно участвовала в художественной самодеятельности: руководила оркестром народных инструментов, пела, была участницей танцевального ансамбля, с которым в 1967 году выступала на юбилейном концерте в Москве. И когда в августе 1969-го приехала в Алексеевское, то немного растерялась: приветливо встретившее меня руководство отдела культуры, назвав адрес, предложило самостоятельно отыскать учреждение музыкального образования. Улицу я нашла быстро, а вот с домом затруднилась: обойдя квартал несколько раз туда и обратно, никакого мало-мальски приличного здания, годящегося для «храма музыки», я не обнаружила. Как выяснилось, школа тогда, отработавшая с момента открытия всего год, размещалась в обычной - правда, большой - сельской избе. Отворив калитку, я увидела двор, заросший крапивой и лопухами, скромное крылечко, а войдя внутрь - не совсем ровные полы, дровяные печи и несколько клетушек-классов, потолок самого большого из которых «украшал» оставшийся с купеческих времён крюк для подвеса зыбки. Другую половину дома занимала обычная семья (которую потом пришлось переселять, и в этом помещении был устроен кабинет сольфеджио и теории музыки). Вот такими были мои самые первые впечатления.

    - Школа стала самостоятельным учреждением только с вашим приездом?

    - Да, первый учебный год она проработала в качестве филиала Чистопольской ДМШ. Уроки вели «наездами» пианистка Галина Тумбинская и баянист Александр Черножуков. Они набрали первую группу учащихся и сохранили этот контингент до переводных экзаменов. Говорю без всякой иронии, так как в то время любая учёба вне стен общеобразовательной школы на селе воспринималась просто как кружковая работа. То есть захотел - хожу, надоело - бросил. Педагоги терпеливо объясняли и учащимся, и родителям, что музыкальная школа - это такое же учебное заведение со своими уроками, зачётами и экзаменами, с выдачей по окончании курса документа государственного образца, дающего право на поступление в музыкальное училище.

    - А кто были первыми учениками?

    - Назову несколько имён: Галина Жирнова, Людмила Ольнёва, Игорь Лисин, Надежда Банницына, Людмила Самарина, Владимир Сурков… Некоторые из них выбрали профессии, связанные с музыкой, для других знания, полученные в этой школе, стали элементом общекультурного воспитания, расширяющего кругозор, меняющего взгляды на мир.

    - Итак, в этот филиал вы ехали уже как директор…

    - С громкой должностью на голые стены (смеётся). Приспособленное помещение, никакой литературы, пособий, нот. Из инструментов - старое разбитое пианино и баян-хрипунок. Всю базу создавала сама: выписывала нотные сборники, учебники. Районная администрация помогла скомплектовать кое-какую мебель. Помню, как Равиль Шагимуратов, в ту пору председатель исполкома райсовета, позвонил и потребовал шагами измерить площадь классов. Удивилась, но указание выполнила. Через несколько дней в школу привезли три отличных паласа - полы у нас и вправду были холодными, и тёплое покрытие оказалось совсем не лишним. Замечу, что от этого же руководителя мне каждое лето изрядно доставалось за пресловутые лопухи во дворе: в каникулы все педагоги разъезжались по домам, и бороться с сорняками было просто некому…

    Первый год я вела все предметы сама: фортепиано (о балалайке пришлось на время забыть), сольфеджио, хор, теоретические дисциплины. К следующему сентябрю из Альметьевского музучилища приехал преподаватель баяна Александр Тарасов - серьёзный педагог, быстро завоевавший авторитет у учеников и их родителей отличным владением инструмента, что подтверждалось его частым появлением на районной сцене в качестве аккомпаниатора. Вдвоём мы проработали где-то года три, ещё через пару лет он сменил меня на посту директора. В этот период на год к нам «заглянули» хоровики из Нижнекамкого училища Валериан Васильев и Валентина Павлова: отбыли сельскую повинность и уехали восвояси. А вот супруги Зиннатуллины приехали и остались насовсем. Валентина Михайловна сейчас опытнейший педагог фортепианного класса, Зуфар Файзрахманович - мастер теоретических предметов. Добавлю, что со временем у меня появилась возможность открыть в школе класс балалайки, а позже, как и в начале работы, пришлось вести и класс баяна: с отъездом на родину Александра Тарасова с педагогами по преподаванию основ игры на этом популярном в сёлах инструменте нам как-то не везло - приезжали, но надолго не задерживались. Фортепианный же класс окончательно укрепился с возвращением после учёбы в музыкальном училище нашей выпускницы Татьяны Гренадёровой (Вавиловой), которая сегодня возглавляет школу искусств.

    - Какими были родители первых учеников школы, легко ли вы находили с ними общий язык?

    - В основном мы ладили очень хорошо. Когда мамы и папы разобрались в сути дела, в том, что ДМШ - это не Дом пионеров с кружковой работой, они в большинстве нас поддерживали. Приходили на собрания, помогали в текущих хозяйственных делах, с пониманием относились к своим детям, загруженным получением, по сути, второго образования. Конечно, были и такие, которые приводили к нам ребятишек, надеясь отвлечь их от улицы. Среди этих детей отсев случался почаще. Секрета здесь нет: полный курс заканчивали дети с хорошими данными, любящие музыку. Хотя я помню случай, когда программу школы одолел мой ученик с очень «приблизительным» слухом, но горячим желанием учиться. Он даже планировал продолжить образование в музыкальном училище, но я его отговорила: там всё-таки требования гораздо серьёзней, чем в родной «музыкалке» (смеётся).

    - Как вы оцениваете первые годы работы в школе с высоты сегодняшнего дня?

    - Одной фразой ответить непросто. Конечно, было много всяких забот: старый дом требовал ежегодного ремонта, печи нужно было обеспечивать дровами... Помню, как выезжавший со двора трактор свалил наши ворота - скандал! Не всегда и районное руководство вникало в тонкости учебного процесса: так, школьному хору свой репертуар волей-неволей приходилось формировать согласно праздничным датам. Выступление на районных концертах было делом обязательным, поэтому на одну песенку Шуберта или Кабалевского мы разучивали два-три революционных гимна или марша суровой военной поры. Но, с другой стороны, те годы в старой школе и мы, педагоги, и многие наши ученики вспоминаем с удовольствием: было ощущение какого-то единения, совместной творческой работы. Мы теснились в маленьких классах, наши уши терзали неумелые рулады всех учеников, чьи уроки проходили в кабинетах коллег одновременно с нашими, но всё это почему-то не раздражало, а служило темой для разговоров на переменке: мол, что, твой-то опять фантазии на тему принёс? Со временем нам стало тесно в старых стенах, и школа переехала в кирпичное здание с новым пристроем-залом, преобразовавшись в школу искусств, а несколько лет назад ДШИ получила от района в своё распоряжение просторный двухэтажный дворец - всё это закономерные ступени развития, движения вперёд. Я рада тому, что наши дети приобщаются к миру прекрасного в условиях, которых нет и в иных городских школах. Но ту, первую деревянную, «музыкалку» я тоже вспоминаю с теплом в сердце: это было начало большого, хорошего дела, и мне довелось быть к нему причастной.

    Говорят первые выпускники школы:

    - Мои воспоминания о музыкальной школе - только самые тёплые и добрые. Именно там меня научили игре на фортепиано, чистому пению. На уроках музыкальной литературы дали начальные, но достаточно широкие знания по мировой культуре. Это сказалось на выборе профессии: много лет я работаю музыкальным руководителем детского сада, помогая малышам делать первые шаги в танце, петь незатейливые песенки, играть на простейших музыкальных инструментах. И это не просто развитие слуха и чувства ритма, но - главным образом - формирование личности маленького человечка в гармонии с его большими и маленькими талантами. Занимаясь с детьми, я всегда очень радуюсь тому, что в нашем посёлке есть прекрасная Школа искусств, преемница той школы, которую когда-то окончила я сама. Талантливые ребятишки могут выбрать в ней любое из направлений, к которому тянется сердце: игру на музыкальных инструментах, художественное творчество, пение, театральное искусство, танцы, этническое рукоделие. О таком богатстве мы могли только мечтать, но сегодня это реальность с устойчивыми традициями и, надеюсь, прекрасным будущим…

    Галина ХАРИТОНОВА

    - В «музыкалку» я поступил в четвёртый класс, когда наша семья переехала в Алексеевское из другого города (учиться я начал там). Средняя школа тогда работала в две смены, по такому же принципу составляла расписание и музыкальная. В разные годы нашей параллели довелось испробовать оба варианта, имевшие свои плюсы и минусы. Помню, что утром занятия начинались в ещё не прогревшихся классах, и мы норовили поставить специальные предметы часам к девяти-десяти. К началу второй смены печки-голландки разогревались, зато уроки заканчивались вечером, и домой приходилось возвращаться в глубокой темноте. Конечно, нас, подростков, эти трудности не пугали. Учились с увлечением, открывая для себя в мире музыки много нового и интересного. Я, например, однажды вдруг обнаружил, что принципы построения рок-композиций те же, что и в классике, и это мне здорово пригодилось, когда я взялся руководить вокально-инструментальным ансамблем. Образование продолжил на музфаке пединститута, и теперь всю жизнь занимаюсь музыкальной педагогикой, ведя уроки пения во второй школе посёлка и занимаясь с детьми в Центре детского творчества. Я нашёл своё призвание и благодарен учителям, давшим мне путёвку в жизнь: Александре Николаевне Лоскутовой, Валентине Михайловне и Зуфару Файзрахмановичу Зиннатуллиным. Всем преподавателям желаю здоровья и талантливых учеников.

    Игорь ЛИСИН

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Теlеgrаm - канале   газеты "Заря"

    Следите за самым важным и интересным в
    Подробнее: http://alekseyevsk.ru/news/v-respublike/deputat-gosdumy-popravki-k-konstitutsii-v-nauchno-tekhnicheskom-razvitie-imeyut-bolshoe-znachenie
    Следите за самым важным и интересным в
    Подробнее: http://alekseyevsk.ru/news/v-respublike/deputat-gosdumy-popravki-k-konstitutsii-v-nauchno-tekhnicheskom-razvitie-imeyut-bolshoe-znacheniгазеты "Заря"
    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале
    Подробнее: http://alekseyevsk.ru/news/v-respublike/deputat-gosdumy-popravki-k-konstitutsii-v-nauchno-tekhnicheskom-razvitie-imeyut-bolshoe-znachenie
    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале
    Подробнее: http://alekseyevsk.ru/news/v-respublike/deputat-gosdumy-popravki-k-konstitutsii-v-nauchno-tekhnicheskom-razvitie-imeyut-bolshoe-znachenie

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: