Заря
  • Рус Тат
  • К 70-летию Великой Победы. «Отбудем месяц в лазарете...»

    Строкой из стихотворения Константина Симонова девятиклассник Лебединской средней школы Айрат ВАЛЕЕВ назвал свою творческую работу, посвящённую минувшему юбилею Отечественной войны. Сегодня он взрослый человек, проживающий в Набережных Челнах, однако тогда, юношей, был активным участником краеведческого кружка, организованного учителем истории Геннадием Типясёвым. Материалы его исследований достаточно обширны, но в пересказе, думается,...

    В центр своей работы школьник поставил материалы об участнике войны, ветеране педагогического труда, почётном гражданине Алексеевского района Николае Анисимове. Ребята вместе с учителем посетили его, записали рассказ о воинской судьбе ветерана, ознакомились с документами из его архива, об одном из которых ниже пойдёт речь.


    Сам Николай Владимирович на фронт - в разведку - попал сразу после окончания обычной средней школы и специальных курсов. Заброска в глубокий тыл противника, первое ранение, воинская работа в партизанском отряде... Затем переход в регулярные части Красной Армии и вновь вылазки в тыл врага с разведывательными рейдами. После второго ранения Анисимов был комиссован, и по приглашению соседа по госпитальной койке уехал в Татарию, в Мамадыш. Женился на однокурснице по Елабужскому учительскому институту, а затем, получив направление в Алексеевский район, отправился в Лебединскую семилетку учителем математики и физики, где и проработал всю жизнь.


    Николай Владимирович ознакомил школьных краеведов со своим архивом, где их внимание привлекло письмо бывшего учителя рисования Лебединской школы Вячеслава Седова, переехавшего к тому времени в Камско-Устьинский район. История, изложенная фронтовиком, поражает своим трагизмом и неприкрытой прямотой жизненной правды. В октябре сорок первого года серьёзно раненый Вячеслав попал в госпиталь. Палаты были заполнены, но изувеченные тяжелейшими ранениями люди всё продолжали поступать: «Стоны, крики, запахи от ран и медикаментов...» В один из дней в палату Седова санитар привёл новенького - здоровенного парня с подвязанной рукой и забинтованной под челюсть головой. Присмотревшись, Вячеслав с ужасом увидел, что нижняя челюсть у него оторвана - видимо, осколком снаряда или мины. Язык, истекающий слюнями и кровью, висел свободно, не прикрытый ничем. Как выяснилось, боец искал земляков: «Кто из Татарии?». Вячеслав отозвался и санитар посадил раненого к нему на топчан, дав карандаш и листок бумаги. Парень написал, что он из деревни Косяково, что рядом с Кураловым Куйбышевского района, и зовут его Василий Терентьев. Вячеслав указал на этом же листочке свои адресные данные. Василий ответил, что эти районы рядом и долг оставшегося в живых - известить родных об обстоятельствах гибели земляка. Затем они ушли. Через несколько недель Седов узнал от санитара, случайно встреченного в коридоре, что Василий Терентьев умер. Сердце сжало горечью - в сознании не укладывалось, что этого молодого деревенского здоровяка ждал такой страшный конец.


    В зимние каникулы пятьдесят второго года Седов по личным делам отправился в соседний Куйбышев (ныне - Болгар. - Ред.). С собой он взял соседского мальчика Михаила Мальгина. Устроив свои дела, они двинулись на лошади в обратный путь, держа курс на Косяково - родину Василия Терентьева. Не без приключений отыскали дом, в котором их встретили три женщины: пожилая сидела на печи с вязанием, другая, лет сорока, подшивала валенок у подтопка, третья, самая молодая, чистила картофель. По фотографиям на стене Вячеслав сразу понял, что это - жена Василия, вернее, его вдова. Проводивший их паренёк оказался сыном средней по возрасту хозяйки дома - сестры погибшего. Пока Вячеслав раздумывал, как ему начать тяжёлый разговор, парнишка сказал главное сам: «Этот человек знает дядю Васю, поэтому искал его родных...» Женщин как будто прострелило молнией, но Седов решился, и рассказал всё, что знал. Тягостный рассказ завершился слезами всех присутствовавших - горе, оттеснив робкую надежду на чудо, окончательно поселилось в этом доме. Затем в избу один за другим стали приходить другие родственники и знакомые погибшего солдата, и Седов раз за разом снова и снова повторял своё повествование до глубокой ночи. В продолжение одного из рассказов будущий учитель рисования, исчерпав все немногие подробности встречи с Василием, набросал на листочке голову изувеченного солдата во всей страшной правде. Невестка «впилась в рисунок глазами, затем положила его на стол, уронила голову на него и залилась слезами на-взрыд, не скрывая своего горя и не стесняясь слёз...». Ранним утром Седов с юным попутчиком покинули деревню с тем, чтобы поскорее вернуться к себе домой - обещание он выполнил, а семье помочь ничем не мог.


    После изучения письма лебединские краеведы отыскали Михаила Мальгина (того бывшего мальчишку, что полвека назад ездил с Седовым в Куйбышев (Болгар), как выяснилось, смолоть немного зерна), однако каких-либо других деталей о встрече с Терентьевыми пожилой человек не вспомнил. Геннадий Типясёв в материалах своего музея нашёл информацию о матери Вячеслава Седова: она работала учительницей в соседнем селе Берёзовая Грива.


    Заканчивается работа Айрата Валеева описанием поездки в Спасский район. Погрузившись в машину Геннадия Ивановича они посетили деревню Каюки - родину писателя А. Алиша, проехали мимо нескольких деревень с сохранившимися храмами и, ориентируясь по карте довоенных (!) времён, попытались отыскать деревню Косяково. Когда автомобиль следопытов уткнулся носом в срез берега Куйбышевского водохранилища, стало ясно, что этот населённый пункт вместе со многими другими ушёл под камские воды после затопления в 1957 году. Знал ли руководитель поездки о судьбе деревушки или нет, и зачем он вручил мальчишкам раритетную карту для ориентировки, - материалы умалчивают, однако вынужденная остановка помогла школьникам встретиться со словоохотливым старожилом, который рассказал краеведам много интересного об истории здешних мест. Помнил он и семью Терентьевых, но куда они переехали - ветеран, к сожалению, не знал.


    «Многих уже нет, нет целых деревень и фамильных династий, что-то безвозвратно утеряно. Но остаются воспоминания, и наша задача - бережно хранить и свято чтить память героев». С этими словами, написанными десять лет назад простым учеником сельской школы, которому очень повезло с учителем истории, трудно не согласиться. Пока старшее и младшее поколения будут верны одним и тем же духовным ориентирам - есть надежда, что мы сохранимся как цельный народ большого государства. А иных примеров сегодняшняя панорама жизни предоставляет достаточно...

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Теlеgrаm - канале   газеты "Заря"

    Следите за самым важным и интересным в
    Подробнее: http://alekseyevsk.ru/news/v-respublike/deputat-gosdumy-popravki-k-konstitutsii-v-nauchno-tekhnicheskom-razvitie-imeyut-bolshoe-znachenie
    Следите за самым важным и интересным в
    Подробнее: http://alekseyevsk.ru/news/v-respublike/deputat-gosdumy-popravki-k-konstitutsii-v-nauchno-tekhnicheskom-razvitie-imeyut-bolshoe-znacheniгазеты "Заря"
    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале
    Подробнее: http://alekseyevsk.ru/news/v-respublike/deputat-gosdumy-popravki-k-konstitutsii-v-nauchno-tekhnicheskom-razvitie-imeyut-bolshoe-znachenie
    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале
    Подробнее: http://alekseyevsk.ru/news/v-respublike/deputat-gosdumy-popravki-k-konstitutsii-v-nauchno-tekhnicheskom-razvitie-imeyut-bolshoe-znachenie

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: