Заря
  • Рус Тат
  • «Как мы нашли Фёдора Молодкина»

    Работа поискового отряда «Звезда», важность всех сторон которой - и практической (определение мест гибели или захоронений красноармейцев), и познавательной (углублённое знакомство с историей Великой Отечественной) и, естественно, воспитательной - переоценить достаточно трудно, продолжается круглогодично. Наша газета публикует всё интересное, о чём рассказывают нам поисковики: так, летом прошлого года мы писали...

    Работа поискового отряда «Звезда», важность всех сторон которой - и практической (определение мест гибели или захоронений красноармейцев), и познавательной (углублённое знакомство с историей Великой Отечественной) и, естественно, воспитательной - переоценить достаточно трудно, продолжается круглогодично. Наша газета публикует всё интересное, о чём рассказывают нам поисковики: так, летом прошлого года мы писали о найденном воинском захоронении и медальоне с сохранившимся вкладышем, осенью дали новость о расшифровке этого медальона и вот теперь - продолжение истории: в результате проведённых действий установлен контакт с родственницей погибшего бойца. В распоряжении редакции оказалось письмо с подробным описанием обстоятельств поиска, которое руководитель клуба В. Осянин отправил этой женщине, жительнице Ленинградской области. С небольшими сокращениями текст письма мы предлагаем вниманию читателей - наверняка среди них найдутся люди, которым драматические страницы российской истории дороги так же, как листы из семейного альбома.

    Уважаемая Валентина Павловна!

    К Вам обращается командир поискового отряда «Звезда», п. Алексеевское, Республики Татарстан. На днях к нам поступило сообщение из Центра «Долг» г. Вязьма, Смоленской области, о том, что Вы отозвались на запрос о поиске родственников красноармейца Молодкина Федора Егоровича, 1903 г.р., уроженца д. Васильевка, Палкинского района, Костромской области, и что вы доводитесь этому человеку племянницей.

    Наш отряд совместно с отрядом «Булгар» Спасского района обнаружил останки Молодкина Ф.Е. и ещё 57 бойцов на территории Сычевского района Смоленской области в мае 2011г. Мы пытались самостоятельно искать родственников через Котельниковское сельское поселение Антроповского района, к которому сейчас относится Васильевка, но там нам сообщили, что таковых уже нет. Поэтому мы очень рады, что Вы нашлись и изыскали время и возможность отозваться на наши поиски.

    Наш отряд, существующий с 2003 г., совершил 12 поисковых поездок на территорию Карелии, Волгоградской, Смоленской и Ленинградской областей, обнаружил самостоятельно и совместно с другими отрядами 239 останков бойцов Красной Армии, а также установил 4 солдатских имени, в том числе и имя Вашего дяди. Наша задача - обнаружить брошенные по разным причинам останки красноармейцев, перезахоронить их на мемориальном солдатском кладбище, постараться узнать их имена и по возможности найти родственников, чтобы сообщить им о том, где упокоились останки их близкого человека. В нашем с Вами случае вся эта цепочка выстроилась полностью, что случается нечасто, поэтому мы считаем свою работу успешно выполненной до конца.

    Я хотел бы рассказать, как это было. 1 мая 2011, шёл четвертый рабочий день Вахты Памяти под г. Сычевкой. На нашем счету числилось уже два найденных бойца, и мы продолжали поиски в окрестностях урочищ Холм, Старое Мурзино, Талица. Когда-то, до войны, это были небольшие деревни. Сейчас на их месте поля и перелески. Погода в тот день сильно испортилась, стало холодно, пошёл моросящий промозглый дождь.

    Поиск вёлся группами при помощи щупов - длинных металлических стрежней с наконечником, которыми протыкают почву. Ближе к обеду меня подозвал Саша Воронов, боец-перворазник из отряда «Булгар», и попросил проверить то, что он нащупал под землёй. Местность была совершенно открытая: поле, засеянное многолетней травой. Не было там ни углублений, ни возвышенности, что удивительно, поскольку на месте захоронений обычно земля довольно сильно оседает. Скорее всего, оно сравнилось после многолетней вспашки.

    Щуп утыкался во что-то хрустящее и твёрдое, издавая характерный неприятный звук, который трудно спутать с другими (дерево и камень звучат по-другому). Я распорядился сделать шурф - небольшой пробный раскоп, продолжая протыкать щупом место вокруг. Вскоре, на глубине 50-60 сантиметров, появились первые кости, мы стали расширять раскоп и поняли, что это довольно большое санитарное захоронение красноармейцев. Они лежали друг на друге вперемешку по кругу, в несколько слоёв вглубь, иногда даже было трудно понять, где кончался один боец, а где начинался другой. На многих были остатки шинелей, гимнастерок, ботинки, валенки, ремни, противогазы, подсумки. Попадались сгнившие патроны и гранаты, небольшое количество личных вещей - бритва, ложки, мундштуки, перочинные ножи, карандаши, курительная бумага, монетки.

    Реклама

    Почва была очень тяжёлая: вязкая сырая глина с водой, которую приходилось всё время откачивать вёдрами. Многие кости были раздроблены, полуистлевшие, потерявшие свою первоначальную форму из-за гниения.

    На этом раскопе мы трудились три дня. По моим подсчётам, мы обнаружили 58 солдат. Единственной зацепкой к возможности установить имена был найденный медальон с запиской. Его нашёл 2 мая Игорь Юзеев из отряда «Булгар», но поскольку мы работали все вместе, то договорились считать и эту находку совместной. Была надежда прочитать полуистлевшую записку с помощью экспертизы. Этим делом занимался Андрей Фетисов из Москвы, его стараниями текст частично был восстановлен. По этим обрывкам, в ноябре 2011, имя было восстановлено полностью, найдены архивные списки. Мне были поручены дальнейшие поиски.

    Выяснилось, что все эти солдаты - из разных подразделений 20-й армии, что погибли они в период наступательных боёв ноября-декабря 1942г., но собраны в ямы, воронки от снарядов только в конце апреля 1943, когда эти места покинули немецкие войска (отсюда и плохое состояние останков). Проводя санитарную зачистку местности, полуразложившиеся трупы стаскивали с помощью электропроводов, колючей проволоки, ремней, которыми у многих солдат были обвязаны ноги. Потом это место заровняли, запахали и засеяли, не оставив даже никакого опознавательного знака.

    6 мая 2011 г. все останки были торжественно перезахоронены в г. Сычевка на мемориальном кладбище «Поле Памяти». Теперь на обелиске добавится ещё одно имя - Молодкина Федора Егоровича, красноармейца 79 стрелкового полка. Если вдруг так случится, что в Вашем семейном архиве сохранилось довоенное фото Федора Егоровича, то это было бы совсем здорово, и его копию мы бы установили на памятнике.

    Также хотелось бы узнать, были ли у Ф. Молодкина и его жены, Александры Николаевны, дети и как сложилась их судьба. Заранее Вам спасибо за предоставленную информацию - она для нас очень важна!

    P.S. Этой весной поисковый отряд «Звезда» планирует отправиться в очередную поездку на места боёв.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: