Заря
  • Рус Тат
  • Она знала Пастернака, Асеева и Федина

    Ветеран-педагог Прасковья Степановна МАКАРОВА, отмечающая сегодня свой 90-летний юбилей, - человек удивительной судьбы. 25 июня 1941-го она, вчерашняя девятиклассница, была назначена бригадиром колхоза «Красный бор» Чистопольского района. Осенью с одноклассниками ездила на уборочные работы в далёкий Кзыл-Армейский район, летом 1942-го прошла курсы автоматчиков, а в декабре вступила в должность председателя...

    Родившись в деревне Николаевке и окончив там же начальную школу, среднее образование Прасковья Фёдорова получала в Чистопольской школе №1. Снимала койку в квартире на втором этаже дома по улице Володарского (сейчас - Ленина). И именно в это жильё в начале осени 1941 года подселили эвакуированного из Москвы писателя и поэта Бориса Пастернака. Чистополь тогда радушно принял массу переселенцев - один только часовой завод привёз множество специалистов. Вместе с инженерами и техниками в этот некогда купеческий городок приехала и творческая интеллигенция. Семьи деятелей культуры жили в интернате, их самих разместили по разным съёмным углам.
    Будущий автор «Доктора Живаго» занимал в квартире банковского работника Вавилова детскую, хозяйка с дочкой, сыном и квартиранткой обитали в зале (главу семьи к этому времени перевели в Казань). Прасковья Степановна вспоминает, что Пастернак был чрезвычайно деликатным интеллигентным человеком. Обслуживал он себя сам: ставил самовар для чая (обедать ходил в интернат), и даже воду для приёма ванных процедур носил самостоятельно (по 8 вёдер из соседней колонки). Дождавшись, когда содержимое ванны естественным образом нагреется до комнатной температуры (титана в доме не было, да и саму ванну привезли из интерната), поэт отдавал должное гигиеническому процессу. А затем выносил всё обратно.
    По средам Пастернака навещала жена, по четвергам приходили приятели: лауреат Сталинской премии Николай Асеев, который вёл в школе, где училась Паня, литературный кружок по творчеству Маяковского, и секретарь филиала Союза писателей СССР Константин Федин. Гости дёргали за верёвочку дверного колокольчика, кто-нибудь из обитателей большой комнаты впускал их в квартиру и провожал в детскую. Живые классики рассаживались по стульям и начинали долгие разговоры: о творчестве, каких-то делах и событиях: «Коленька, а помнишь..?» «Да, да, Боренька…» В девять вечера компания уходила в интернат на ужин.
    Пастернак много трудился: переводил Шекспира, участвовал в работе творческих конференций, на которые, кстати, приезжали и другие известные поэты - Твардовский (читал главы из «Василия Тёркина», Исаковский («Ой, туманы мои, растуманы», «Огонёк»). Но иногда находил время поговорить немного и с нашей героиней. Хвалил, что она посещает литературный кружок, предупредив, впрочем, что сам Асеев в своё время с Маяковским расстался в большой ссоре. Подарил даже на память книжку с немудрёными словами пожелания (жаль, что этот бесценный ныне раритет ещё в годы войны увёз с собой эвакуированный мальчик, взявший книжку почитать). А однажды Паня и хозяйская девочка-семиклассница выполнили небольшое поручение-просьбу поэта: пришили к пальто пуговицу, которая у него оторвалась во время работ на пристани (в прибрежный лёд вмёрзло несколько плотов, и школьники, вместе с эвакуированными, зимой 42-го пешнями и ломами вызволяли эти брёвна из стылого плена. Дровяной лес тут же пилили на двухметровки и отправляли на отопление школ и больниц). Поблагодарив за отремонтированное пальто, Борис Леонидович подарил девчонкам флакончик духов…
    На этой квартире Пастернак жил до 1943 года, в наше время по адресу ул. Ленина, д. №81 располагается музей писателя.
    А Паня Фёдорова, закончив в 1942-м десятый класс, пройдя шестимесячные курсы автоматчиков (для запасного взвода охраны аэродрома, имевшего тогда военное значение, только поэтому курсистки и не попали на фронт), вернулась в колхоз бригадиром, возглавив его потом и как председатель. Летом 43-го - снова военная подготовка на лагерных сборах, а затем - заведование Красноборской начальной школой: повсюду остро не хватало педагогических кадров. Летом 1944-го Прасковья Степановна с группой учителей начальных классов заканчивает трёхмесячные курсы математиков и физиков в Казанском пединституте. Приступив к занятиям в Старо-Иванаевской семилетке, сразу же начинает заочную учёбу в учительском вузе. Педагог вспоминает:
    - Война - тяжёлая, изнурительная - продолжалась. Работу в школе по-прежнему приходилось совмещать с колхозными заботами. Вместе с учениками трудились в поле, на ферме. Занимались и агитацией - это тоже было нашей обязанностью. Регулярно проводились денежные сборы на танковые колонны, эскадрильи самолётов, государственные займы. Женщины от бедноты, горя (у многих уже погибли мужья, дети) были в совершенном отчаянии, а мы их уговариваем, успокаиваем, агитируем… Летом - опять на поля. Вот так и жили.
    В августе 1947 года Прасковья Степановна вышла замуж за Павла Константиновича Макарова, некоторое время супруги вместе работали в Старо-Иванаевской школе. А в 1953 году чету педагогов перевели в Алексеевскую среднюю школу учителями математики и физики, где они и трудились до ухода на заслуженный отдых.
    У П.С. Макаровой есть награды: медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-45г.г.» (вручена в 1946 году), знак «Отличник народного просвещения», юбилейная медаль к 100-летию В.И. Ленина, медаль «Ветеран труда».
    С ноября 2000 года Прасковья Степановна живёт одна. Во всём ей помогают дети и внуки, окружившие бабушку заботой и вниманием. Ветеран радуется тому, что есть у неё искренние друзья и в Чистополе, и в Алексеевском:
    - Бескорыстная дружба - это то, что согревает сердце лучше самого дорогого лекарства. Этим и живу - текущими заботами, воспоминаниями, теплом души близких и друзей. Это и есть жизнь.

    Реклама
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: