Заря
  • Рус Тат
  • «Слушайтесь маму, не обижайте бабулю...»

    Наказ отца, оставленный дочерям у ворот военкомата, Вера ВАВИЛОВА и сейчас вспоминает со слезами. Для их детского сознания мир рухнул не в тот момент, когда репродукторы со стальным звоном объявили о войне, а тогда, когда папа - строгий и заботливый глава семьи, трудяга, до того устававший на работе, что мать...

    Вера Николаевна живёт в том самом доме на улице Пролетарской, в котором родилась в 1934 году. Встречает на крылечке, ведёт в комнату: «Это уже позже пристроили». Пожилая, скромно одетая женщина - обычная сельская бабушка. Однако именно её до сих пор донимают родители мальчишек и девчонок, желающие подтянуть их познания в области формул, теорем и прочих интегралов: считавшаяся в годы работы одним из сильнейших математиков района, Вера Николаевна до своих восьмидесяти сохранила и живость ума, и блестящее знание предмета, и - что немаловажно - удивительный педагогический такт.
    Безотцовщина
    Жизнь никогда не баловала её. Она хорошо помнит, как, получив вместо солдатского треугольника письмо в конверте, мать в горе и отчаянии каталась по полу. Наталья Ивановна, инвалид с врождённым пороком сердца, едва умевшая расписываться и потому не работавшая, хорошо понимала, что помощи ей теперь ждать не от кого. Старенькая свекровь да две малышки-дочки - вот вся армия, на силы которой она могла рассчитывать. Какие-то копейки давали случайные заработки в артели «Ударница». Держала скотину - корову, телёнка, овечек. Сметану, масло - на рынок. За ежедневную трёхлитровую банку молока директор завода Арон Левитин давал семье бывшего механика буханку хлеба в неделю. Летом запасали сено для коровы-кормилицы на прикамских лугах: мать жала серпом траву, потом вязала «снопики», девчонки носили их на берег, а потом на тележке отвозили домой. Там же драли дикий лук, который мать запаривала с молоком... Работали в огороде, вязали шарфы на продажу - из белой шерсти, широкие, с узорами. Свободного времени не было совсем.
    В школу Вера пошла в сорок втором. Первая учительница - Анна Андреевна Видманова - вместе с другими педагогами тянула трудный воз: ни тетрадок, ни учебников вдоволь, ни дров для отопления большого школьного здания. Но учились: отогревали в руках замерзшие чернильницы, делили книжки на двоих-троих, писали в тетрадках, сшитых из купленной на рынке обёрточной бумаги или вовсе на газетах между строк... В старших классах Вера определилась с приоритетами в науках: более других ей нравились математика, которую вела Анастасия Дмитриевна Белякова (Смирнова) и физика от Александра Дмитриевича Антонова. Задачки и уравнения она щёлкала как орешки: на контрольной сделает своё задание, а потом решит вариант и соседа Бориса Дружкова, расписав цепочки цифр на подвернувшемся клочке бумаги. На сохранившейся фотографии 8 «А» класса они стоят рядом - будущие маститый хирург и школьная «математичка», которой, по мнению Бориса Малафеева, одного из директоров первой школы, и работать-то следовало по меньшей мере в техникуме...
    Уравнение: цифр много, а дело-то простое...
    Трудное детство с вечерами в потёмках (берегли керосин), нарядами, перешитыми тёткой Марией Никешиной из широченных юбок бабушки Дарьи, бесконечным «прядевом» и «вязевом», в свой срок миновало вместе с ушедшей грозовой тучей за горизонт войной. Что дальше? Мать, измученная заботами, твердила одно: «В «кустпром». Все девчонки на фабрику пошли». А Веру тянуло к знаниям. Спасибо директору школы Антонине Забелиной: она поговорила с Натальей Ивановной и убедила её позволить дочке учиться дальше. Вера закончила учительский институт в Бугульме (там жила младшая сестра мамы) и год проработала по распределению в Аксубаевском районе. Однако мать-сердечница стала всё чаще прихварывать и упросила заведующего райотделом образования Виталия Абрамова оформить перевод дочери поближе к дому. Тот похлопотал и перевёл перспективного педагога вначале в Балахчино, а затем и в Алексеевское.
    Преподавать Вере Николаевне нравилось. Высшее образование она завершила заочной учёбой в Казанском пединституте, но самоподготовкой занималась всю жизнь. Сказались, видимо, гены по линии отца: Николай Иванович был грамотным механиком, двоюродный брат Борис, сын дяди Трофима, учился так споро, что прыгал через класс и школу закончил в 15 лет. Затем - КГУ, аспирантура в Москве и учёные степени. Вот и Вера Вавилова была прекрасным преподавателем именно потому, что великолепно разбиралась в математике, любила её и любое объяснение строила на чётко построенной последовательности действий, следуя которым даже самый безнадёжный гуманитарий добирался до вожделенного ответа. Преподавательские качества педагога очень высоко ставила завуч школы Антонина Ивановна Абрамова, до сих пор считающая её учительский талант недооценённым. Вера Николаевна готовила методички для ТИУУ (института усовершенствования учителей), выступала перед коллегами на районных совещаниях, писала статьи в газету. Она была делегатом пятого съезда учителей Татарстана, где её избрали делегатом на всероссийский съезд. На этих форумах педагог выступала с собственной разработкой о развитии познавательной самостоятельности детей, разумеется, многое взяла и для себя из сообщений коллег из других регионов.
    Листая календарь
    Вот так день за днём шла жизнь. Вера Николаевна вышла замуж, найдя себе пару на одном из танцевальных вечеров в Доме культуры. Борис Павлович тоже работал в школе учителем столярного дела. У них родились двое детей, подарившие им со временем внуков. Бабушка Вера с особой гордостью рассказывает об успехах внучки Ксюши, открывшей в себе сценические способности и к своему четвёртому классу ставшей мини «Мисс очарование» на республиканском конкурсе.
    Подойдя к пенсионному возрасту, она поработала ещё лет пять, потом всё-таки решила остепениться: устать можно и от любимого дела, захотелось настроить уклад на неспешный пенсионерский порядок. Но она и сейчас живёт не просто. До сих пор остро переживает ранний уход из жизни сестры Галины, одна везёт на себе заботы о доме и огороде: муж в совсем ещё не старом возрасте стал полным инвалидом. Утомляется от повседневных забот, но находит в себе силы (хотя и не без ворчания) заниматься репетиторством: как откажешь в просьбах бывшим ученикам, приводящим к ней своих детей! Говоря о математике, она заметно преображается: оживлённо сыплет терминами, рассказывает, как объясняет ту или иную тему детям, показывает подготовленные к занятиям карточки-информаторы, на которых просто и лаконично изложен алгоритм действий для решения самых заковыристых уравнений. С времён её собственной учёбы курс школьной математики стал много сложней, однако не настолько, чтобы поставить в затруднение настоящего специалиста, к которому несут свои контрольные даже студенты-заочники.
    Учительский свет
    И так каждый день: от высшей математики - к банкам с домашними заготовками, от помидорных кустов - к тетрадкам с ученическими версиями доказательств известных теорем. Хлопоты, заботы, дела... Печали и горести рядом с солнечными лучиками счастья, которые тоже есть в судьбе этой удивительной женщины, в самом раннем возрасте хлебнувшей горечь утраты и - как старшая дочь, мамина опора - познавшей все тяготы жизни в бесконечном, совсем не детском труде. Одно можно сказать определённо: как зрелое дерево радует людей пышной кроной, так и учитель остаётся светлой искоркой в судьбе каждого своего ученика - зелёного листика в переплетении ветвей, ведущих начало от единого, самого сильного побега. Тепла вам и радости, Вера Николаевна, заботы и внимания самых близких людей: как бы ни лютовала зима, а за февралём всегда приходит весна, а с ней и солнце...
    - Какой была для нас, школьников, Вера Николаевна Вавилова? Заботливой, внимательной, как мама, - в младших классах, требовательной и понимающей - в старших. Временами она казалась нам слишком строгой, но многие (и я в том числе) всё прощали ей, видя, как она защищает нас перед школьной администрацией за наши подростковые вольности, как переживает за каждого ученика в классе.
    А ещё она была очень сильным учителем. С лёгкой руки Веры Николаевны математика стала для меня любимым предметом, благодаря таким педагогам, как она, я выбрала для себя эту же профессию. В нашем классе было четырнадцать ударников и три медалиста: то отношение к учёбе, которое она без всяких послаблений требовала от нас на математике, мы переносили и на другие предметы.
    Вера Николаевна осталась для меня наставником, когда я пришла в школу преподавателем, дав много бесценных советов. Я и сейчас отношусь к ней с огромным уважением, помня от нашей школьной поры только тёплое и доброе, за что говорю своему педагогу огромное спасибо.
    Ирина ГАЛАНИНА, выпускница 1984 года

    Реклама

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: