Заря
  • Рус Тат
  • Не только "афганцы" но и "кубинцы"...

    «Операция «Анадырь», Хрущев и Кеннеди, наши ракеты на Кубе… Тематика Карибского кризиса, поднятая СМИ в связи с полувековой датой едва не свершившегося апокалипсиса, волнует не только политиков, историков и любознательных дилетантов. Воинский контингент на Острове свободы был сформирован из обычных граждан нашей страны. Довелось послужить вдали от Родины и нескольким...

    «Операция «Анадырь», Хрущев и Кеннеди, наши ракеты на Кубе… Тематика Карибского кризиса, поднятая СМИ в связи с полувековой датой едва не свершившегося апокалипсиса, волнует не только политиков, историков и любознательных дилетантов. Воинский контингент на Острове свободы был сформирован из обычных граждан нашей страны. Довелось послужить вдали от Родины и нескольким алексеевцам, в числе которых - наш автор Анатолий ЛОСКУТОВ. Как очевидец известных событий, он счел возможным добавить несколько строк к своим уже опубликованным материалам.

    …Я посмотрел один из телепроектов о Карибском кризисе. От него у меня осталась щемящая душу боль: неужели годы, проведённые там, бессмысленны? В фильме показаны наши «артисты» в обмундировании, хотя установка была однозначной: военнослужащего, появившегося на людях в военной форме, ждал трибунал. В лучшем случае - ссылка на Новую Землю (или землю Франца-Иосифа). Непонятно высказывание бывшего командира полка о том, что брюки, рубашки через пару недель выходили из строя. Одежду нам выдавали раз в два месяца в китайском варианте, всё прекрасно носилось, так что со временем у меня скопилась целая куча ботинок, рубах, и т.п. - я раздавал всё это знакомым кубинцам.

    «Непонятная» для авторов сюжета операция для нас была простой и вполне ясной. Начальник политуправления генерал-лейтенант Мороз, выступая перед нами, говорил, что мы, хоть и носим гражданскую форму, являемся контингентом Советской армии, дислоцированном на передовом рубеже. Если поступит приказ, - вступим в бой с американской армией. По видимому, сегодня у нас другие настроения…

    Как сержант-комму-нист, я был избран членом парткома части и присутствовал на партийной конференции группы войск. Будучи командиром самоходной установки С-100, от имени личного состава батареи я доложил товарищам о нашем твердом боевом настрое, работе над повышением боевой и политической подготовки. Почин был отмечен командованием, в дальнейшем на базе нашей батареи не раз проводились семинары всех воинских частей. Мой командир был послан на учёбу в академию, а я был избран комсоргом батальона.

    Хочется отметить, что все мы были хорошо вооружены: пистолеты-пулемёты Стечкина, пулемёты Калашникова, автоматы и гранатомёты. Гранат в ящиках было предостаточно. Были все виды ракетной техники, современная авиация, торпедные катера, всё это венчало наличие большого количества тактического ядерного оружия, а у берегов Кубы - подводных лодок с ядерным оружием. Но нам прямо говорили о том, что в случае войны Куба будет нашей могилой и мы смирились с этим, потому что понимали: в первую очередь мы защищали нашу Родину.

    По долгу службы мне часто приходилось встречаться с молодёжью на заводах и в воинских частях. В большинстве это были преданные Фиделю люди, но, конечно, отличные от нас по психологии, отношению к жизни (как сейчас говорят - менталитету). Этому способствовали и климатические условия: круглогодичная плюсовая температура, (зимой +20+250), обилие фруктов и овощей, продуктов животноводства вполне могли добавить черты беспечности в любой характер. Мы были очевидцами того, что бананы, мандарины, апельсины, манго скармливались свиньям. В достатке было и молока, и мяса. Жилища кубинцев выглядели скромно - четыре тонких бетонных плиты и крыша из бамбука и пальмовых листьев, однако автомобили возле них редкостью не были. Удивляло, правда, обилие керосинок и керогазов (очевидно, автор иронизирует, если учесть, что речь идёт о начале 60-х. - Ред.), только в отличие от наших приборов кубинские заправлялись спиртом в небольшой смеси с соляркой. Что, кстати, не мешало некоторым нашим ребятам употреблять данное горючее внутрь.

    В массе своей личный состав был молодым. Некоторые заводили романтичные отношения с кубинкам, единицы - женились. Каждой молодой семье Фидель дарил «кадиллак» (так написано. - Ред.). Он хотел иметь здоровое поколение и не препятствовал смешанным бракам. Но у нашего руководства было другое мнение, смельчакам грозила высылка на север - дослуживать.

    В то же время могу отметить, что каких-либо особенных заболеваний среди армейцев не наблюдалось, а вот отравлений было много. Так, полностью погиб экипаж рыболовецкого судна, умер от порции раздобытого где-то спирта военнослужащий нашей части. Нам говорили, что это происки «контриков».

    Тяготы и лишения в воинской службе были, есть и будут всегда. Нас тяготила своя специфика: тропический климат. Высокая температура до 50-550, большая влажность, москиты, ядовитые, незнакомые нам, растения. Пробыв на острове два года, я так и не акклиматизировался. Домой приехал, как покойная мать говорила, «скелет-скелетом» - 50-ти килограммов весом. Наш дивизион стоял в русле бывшей реки (явный просчёт командования) и ураган «Флора» здорово потрепал его. Техника вышла из строя, а шестеро наших ребят утонули. И что странно - лежат они до сих пор в чужой земле.

    Моё личное мнение: операция «Анадырь» - венец боевого искусства, это первая и последняя операция на воде по переброске воинского контингента на такое гигантское расстояние от нашей земли.

    ...Нас, «кубинцев» остаётся всё меньше. К сожалению, наш опыт в военно-патриотическом воспитании в районе не используется. Может быть, о нас просто забыли?

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: