Заря
  • Рус Тат
  • Шелановы: дом на камском берегу

    До чего ж любили наши предки давать красивые названия житейским вещам! Возьмите юбилеи свадеб: золотая, серебряная, рубиновая… Так и хочется поверить, что за плечами юбиляров - годы безмятежной жизни без тени облачка на небе. Вот и у супругов Георгия Константиновича и Татьяны Алексеевны ШЕЛАНОВЫХ - бриллиантовая свадьба, прекрасный супружеский юбилей....

    Поминутно консультируясь с женой, Георгий Константинович вспоминает день заключения брачного союза: «11 ноября 51-го пешком отправились в сельсовет, там и расписались». Свидетелей в ту пору не требовалось, торжественная церемония прошла предельно просто, причём свидетельство о браке жених составил собственной рукой. Потом сыграли свадьбу - простую, но весёлую, с катанием на лошади Комсомолке, и - в родительский дом с молодой спутницей жизни. Георгий тогда работал вторым секретарём райкома комсомола, Татьяна - бухгалтером в конторе с диковинным для сегодняшнего уха названием «Заготживсырьё» (принимали у охотников шкуры и прочие трофеи).

    Родовое гнездо Шелановых - домишко на два окна - хоть и было невелико, да располагалось на удачном месте: улица Сидорова тогда упиралась прямо в луга, а там - бесчисленные озёра, проторённые пути к барскому саду с прудом, реке Архаровке, камскому руслу… Рыбы в этих водоёмах было столько, что даже мальчишки знали, в каком из них водятся караси, куда нужно идти за линями, а где гуляет щука... На рыбалку с отцом Георгий начал ходить лет с пяти: к речке или пруду убежит сам, обратно - едет спящий у батьки на закорках. Всей улицей, вместе с подросшей ребятнёй, взрослые ходили за 12 километров рыбачить на Каму. Вечерняя зорька, ночёвка, утренний клёв - и домой. Константин Фёдорович, сапожник-надомник, знал цену копейке и был рад любому прибытку, попадавшему в дом. Мать, Мария Яковлевна, была заядлой грибницей, а вместе с сыном ходила в сторону Рыбной Слободы за щавелём, калиной, ежевикой. В несытые предвоенные и голодные военные годы так жили все селяне.

    Не числилась зажиточной и семья Татьяны Алексеевны. Отец - отличный портной и каменщик - умер рано, осталась она самой младшей с двумя братьями. Елена Васильевна работала в столовой, получала копейки. Братья Алексей и Николай были призваны на фронт, дома кое-как перебивались две женщины. После «семилетки» Татьяна пошла работать - тётка взяла её ученицей в Уполминзаг (контору по заготовке продукции животноводства) на зарплату 28 рублей. Счётное дело далось ей хорошо, оно и стало профессией на всю жизнь (позже заочно окончила техникум, работала бухгалтером в молкомбинате, райтопе, инкубаторе).

    …А познакомились Георгий Шеланов и Татьяна Толпегина в клубе. Их тогда в Алексеевском было несколько, все по вечерам работали, собирая молодёжь. Татьяна, открывшая в себе творческие таланты, играла в любительских спектаклях, отлично пела. Стоит ли удивляться, что эта девушка быстро попалась на глаза комсомольскому активисту. Разговорившись как-то, стали встречаться, а потом и свадьбу сыграли.

    Женившись, Георгий в скором времени отбыл на армейскую службу: отсрочка за стариков-родителей на него, семейного, перестала действовать. Служил в Москве. В армии из кандидатов приняли в члены партии, назначили комсоргом полка. В августе 1955 года демобилизовался, хотя мог бы сделать воинскую карьеру - оставляли, долго уговаривали.

    Вернувшись домой, Георгий поступил было на работу в училище механизации: технику он знал и любил (после школы окончил Чистопольский техникум, работал в Алексеевской МТС, откуда и выдвинули его на комсомольскую работу), хотел попробовать себя на преподавательской стезе. Однако воспротивилось партийное руководство, не желавшее терять энергичного и толкового сотрудника, и в результате три месяца Георгий проработал инструктором райкома партии. Но потом всё же перешёл в училище - правда, ненадолго: с приходом большой воды учебное заведение, располагавшееся в историческом двухэтажном здании в зоне затопления, закрыли. Будущие механизаторы доучивались в Лаишеве, педагоги и мастера разошлись кто куда. И практически вся дальнейшая трудовая судьба Георгия Константиновича была связана с Алексеевской средней школой, где он работал учителем труда, преподавателем автодела и трактора, а также СПТУ и ДОСААФ.

    Реклама

    …Спокойный семейный уклад поломала беда, которой не ждали: тяжёлой болезнью заболел шестилетний сын Саша. Полиомиелит настиг его в Казани, куда Шелановы ездили погостить у родственников. Инфекция, мало знакомая докторам того времени, быстро прогрессировала. Больницы, санатории с многомесячными курсами лечения, консультации... Бойкий, развитой ребёнок уже в детстве стал инвалидом. Сколько было пролито слёз, сколько положено сил на то, чтобы сын не замкнулся в себе, не потерял интереса к жизни, закончил школу, смог самостоятельно работать…

    Но нужно было продолжать жить. Когда в семье появилась дочь Валя, тесниться в избёнке вместе с родителями стало совсем невмоготу. Из дровяного осинника, выписанного со школьной делянки, Георгий Константинович срубил пристрой, в который и перешли вчетвером.

    Постепенно жизнь наладилась. Определившееся с берегами водохранилище открыло новые возможности и для рыболовства, любителями которого остались все прибрежные алексеевцы, и для отдыха. По выходным деревянная лодка Шелановых принимала на борт большую дружескую компанию (семейные пары Ильмушкиных, Сабуриных, Богомоловых, Первушиных и многих других) и - прямым курсом на какой-либо из островов. Купались, загорали, варили уху, играли в волейбол. Набирались сил для трудовых будней, которые хоть и считались в ту пору праздниками для масс, но своё от здоровья забирали. Оба супруга это время вспоминают с удовольствием: сами были ещё молоды, общение с друзьями скрашивало жизненные невзгоды, давало отдых душе и сердцу. Татьяна Алексеевна трудилась в МКК, продолжала петь на самодеятельной сцене: в молкомбинате у неё сложился дуэт с А. Богомоловой (кстати, увлечение пением продолжилось и дальше, вплоть до хора ветеранов). Георгий Константинович преподавал, в свободное время - рыбачил, занимался домом, в котором он давно уже был самым старшим хозяином.

    Год шёл за годом, стали взрослыми и дети. Александр, проработав порядочное время на телеграфе, реализовал своё увлечение современной музыкой, в которой был в посёлке непререкаемым авторитетом: работал директором РДК, потом перешёл в школу, где много занимался с ребятнёй, писал им фонограммы, готовил концертные номера, сам превосходно пел. Валентина стала фармацевтом, трудится в аптеке. У неё своя семья, и сейчас она уже бабушка.

    Казалось бы, и у старших Шелановых, вышедших своим чередом на пенсию, должно было наступить благодатное, заработанное годами труда и забот время спокойного отдыха, но… Сын Саша, боровшийся с последствиями недуга всю свою жизнь, неожиданно умирает, едва отметив полувековой юбилей. Такая вот получилась осень жизни у героев этого небольшого рассказа - с незаживающей свежей раной.

    И всё-таки они держатся. Георгий Константинович при встречах непременно заводит разговор о поселковых проблемах, порядке на улицах и вообще о жизни (в старых номерах «Зари» можно отыскать его ершистые заметки). Татьяна Алексеевна, несмотря на проблемы со зрением, ведёт дом - только в огороде пореже бывает, это уже забота дочери. К своему бриллиантовому юбилею супруги сохранили главное: любовь и уважение друг к другу, необременимую теплоту каждодневной взаимной заботы. А может быть, хлопоты о семье внучки Анюты, правнуке Андрюшке поддерживают их жизненный тонус? Должно быть, и это так: на незримой дороге жизни, какой бы каменистой она ни была, нет-нет да и сверкнут бриллиантовой россыпью мгновения счастья, имеющие стойкое притяжение к проверенным союзам верных и любящих сердец.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: