Заря
  • Рус Тат
  • Наш земляк из Степной Шенталы стал свидетелем конца афганской войны

    Для Хабибрахмана Равилова вывод советских войск из Афганистана не просто памятное событие, а вершившаяся на его глазах история...

    Родился он в 1968 году в Степной Шентале, окончил в райцентре восьмилетку (ныне это АСОШ №2) и выучился в СПТУ на тракториста-машиниста широкого профиля. Затем устроился в совхоз «Красный Восток», но проработал там всего 3 месяца водителем - осенью 1986-го его забрали в армию.
    Служил Хабибрахман в Московском пограничном отряде, но только вот располагался отряд не в столице нашей Родины, а в одноименном районе Таджикистана, граничавшем с Афганистаном. В учебном центре в Казахстане обучился на механика-водителя боевой машины пехоты (БМП). Вернувшись в «родной» Московский погранотряд, в марте 1987 года он вместе со своей частью был переведен на территорию Афганистана, защищал границу уже с внешней стороны. Кстати, о том, что он служил в стране, где идет война, знали только братья и сестры - не хотел, чтобы пожилые родители переживали. Тайна раскрылась лишь за неделю до возвращения солдата домой.
    - Когда туда отправляли, в голове были мысли, что еду выполнять свой долг, а также что это испытание для моего духа, - вспоминает спустя четверть века Хабибрахман.
    Его застава располагалась на полуострове Даркад, что был посреди реки Панджшер. Через полгода он отправляется на 100 километров в глубь страны и продолжает службу в механизированной маневренной группе «Рустак», располагавшейся неподалеку от городка с таким же названием. Здесь Хабибрахман прослужит до самого вывода войск.
    Основной задачей перед экипажем БМП, в котором он был механиком-водителем, было прикрытие и сопровождение транспортных колонн, доставка солдат и командиров в соседние города, заставы и блок-посты. За два года службы в Афганистане его машине под номером 777 приходилось более 150 раз выезжать на охрану колонн, двигавшихся по руслу Панджшера.
    - Река только несколько месяцев была полноводной, - рассказывает Хабибрахман Равилов. - Затем она пересыхает и превращается в ручей, и по ней уже шли машины обеспечения с продовольствием, боеприпасами, топливом, бронетехника. Чтобы на них не нападали, мы занимали позиции на склонах и контролировали участок дороги. Однажды мы вышли в нужный район, окопались, а ночью нас обстреляли. Во время обстрелов у нас была директива менять позицию, чтобы не попасть под огонь. Тогда же мне пришлось не только управлять техникой, но и отстреливаться из автомата. Когда кругом темнота и слышен только свист пуль, стреляешь куда попало. Хорошо, если удастся увидеть трассирующие пули: начинаешь бить в сторону вспышек. В ту ночь мы израсходовали половину боекомплекта, другие машины - полный. А утром, когда вернулись, увидели следы от снарядов совсем рядом с местом, где мы стояли. Если душманы взяли бы чуть выше, то попали бы в нас. Вообще, мне сильно везло с моими счастливыми «семерками» на броне. Был случай: по непонятной причине вместо нас сопровождать колонну вышла другая машина. Она шла замыкающей и подорвалась на фугасе: то ли немного отклонилась от курса, то ли взрывчатка была так запрограммирована, но другие машины благополучно прошли, а ей не повезло, и экипаж контузило. Но ребята даже в таком состоянии смогли на месте заменить гусеницу, добраться до ближайшего поста, только тогда их забрал вертолет и отправил в госпиталь.
    За два года в Афганистане у Хабибрахмана Хафизовича было много случаев, когда ему представлялась возможность проверить свой характер на прочность: это невыносимая жара, которая в БМП только усиливалась, песчаный ветер «афганец», из-за которого не было видно дороги, мусонные ливни, обстрелы, ранения боевых друзей, постоянное чувство страха... За успешное сопровождение выходящей из Афгана первой партии войск осенью 1988 года он имеет медаль «За боевые заслуги». Есть у него и высшая награда пограничника - медаль «За отличие в охране госграницы».
    - Уезжал из страны с чувством выполненного долга, - рассказывает Хабибрахман. - На память с собой забрал осколок от снаряда и засушенного скорпиона, теперь это экспонат в Музее боевой славы. Примечательно, что спустя 3 часа после того, как мы оставили нашу базу, моджахеды на нее напали и перебили солдат афганской армии, забрав все имущество, а там были автомобили, инструменты, запчасти и многое другое.
    13 февраля 1989 года Хабибрахман Равилов практически последним покинул Афганистан. Через 3 дня вернулся на родину, где его с другими «афганцами» из Татарии торжественно встречали в аэропорту, и для него началась мирная жизнь...
    Сейчас, помимо семьи и работы, он находит время и для общественной жизни: принимал активное участие в создании Музея боевой славы, с душой подходит к деятельности общества ветеранов Афганистана и Чечни, встречается со школьниками на уроках мужества. А этой весной он будет провожать в армию своего сына Арслана, и надеется, что однажды вернется в Афганистан, но уже в качестве туриста, чтобы вновь увидеть места, где он выполнил свой интернациональный долг.

    Реклама
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: