Заря
  • Рус Тат
  • ТКАЦКОЕ ДЕЛО НАДЕЖДЫ ВЕТЛУГИНОЙ

    Более трёх десятков лет посвятила Фабрике художественного ткачества наша землячка Надежда Ветлугина. За эти годы ФХТ неоднократно претерпевала кардинальные изменения: жизнь на ней то била ключом, то замирала, то устанавливалась определённая стабильность, то снова наступала неуверенность в завтрашнем дне. Но одно для Надежды Геннадьевны оставалось неизменным - любовь к своему...

    Более трёх десятков лет посвятила Фабрике художественного ткачества наша землячка Надежда Ветлугина. За эти годы ФХТ неоднократно претерпевала кардинальные изменения: жизнь на ней то била ключом, то замирала, то устанавливалась определённая стабильность, то снова наступала неуверенность в завтрашнем дне. Но одно для Надежды Геннадьевны оставалось неизменным - любовь к своему ткацкому делу, к которому она прикипела всей душой. Доброй, душевной, отзывчивой, добросовестной и старательной, ей, по словам мастера ткацкого цеха Маргариты Крохиной, можно доверить любую работу, потому что продукция, изготовленная её руками, всегда отличается высоким качеством.

    …Ткацкий цех. Попав сюда, испытываешь какое-то особое чувство и ощущение того, что время не властно над этим местом. Кажется, оно остановилось ещё в 30-х годах прошлого столетия, в момент создания фабрики. Старинные деревянные станки выглядят так, будто были изготовлены ещё в дореволюционной России, и работать на них до сих пор приходится вручную. Причём одновременно задействованы и руки, и ноги, а спина постоянно находится в напряжении. И шум от них такой, что приходится говорить намного громче обычного. В сравнении с современными офисами - как небо и земля. Насколько же нужно любить свою профессию, чтобы трудиться в таких непростых условиях! Но Надежда Геннадьевна как раз из тех людей, кто, невзирая на все трудности, ничуть не сожалеет об избранном пути, и готова пройти его снова и снова.

    …После окончания 8 класса вместе с близкой подругой Надежда была зачислена в студентки Казанского городского профессионально-технического училища, где на протяжении двух лет осваивала профессию швеи-мотористки. Практические занятия для учащихся ГПТУ проводились непосредственно на обувной фабрике «Спартак», и ещё задолго до получения диплома девушка поняла, что в выбранной профессии не ошиблась. Здесь же, в «Спартаке», она и начала свою трудовую деятельность, занимаясь пошивом мужской модельной обуви, пользовавшейся в те годы большим спросом.

    В то время Надежда нередко гостила у маминой сестры, проживавшей в Алексеевском. Именно тут, в посёлке, она познакомилась и со своим будущим мужем - Андреем Ветлугиным. В течение четырёх лет молодые люди встречались по выходным, праздничным дням, а затем, наконец, решили связать свои судьбы узами брака. После свадьбы Надежда, оставив любимую работу, переехала к супругу и устроилась на Алексеевскую фабрику художественного ткачества, где под руководством своей опытной напарницы Марии Садыковой начала постигать старинные технологичные приёмы работы на ткацком станке.

    Вот от основы в галева вставляются нити, вот они проходят через батан, прижимаемый уверенными руками ткачихи, и вот, словно живые, скрещиваются, переплетаются - постепенно, шаг за шагом, появляется готовая ткань или изделие. А чтобы на каждом из них оживал узор, ногами необходимо перебирать подножки. На первый взгляд может показаться, что труд этот монотонный, однообразный. Однако Надежда Геннадьевна считает свою работу творческой, особенно последние несколько лет, когда на фабрике не стало художника, и орнаменты каждой ткачихе приходится подбирать самостоятельно. Надавишь на первую подножку - выходит один рисунок, следующую - второй, и так все четыре, благодаря чему получаются разные комбинации. Причём рисунок нужно продумать заранее, в мыслях, в соответствии с его цветовым решением и требованиями технологии.

    Чего только не переткали за несколько десятков лет существования фабрики здешние работницы - скатерти, столешники, покрывала, дорожки, полотенца, ткани на платья, халаты, рубашки, сарафаны, просто белое полотно, шарфы и ещё многое другое. Выпускались и махровые изделия. 85 лет прошло, а продукция фабрики по сей день хранит дух и стиль старых образцов, мастерство и самобытность народного промысла. По сравнению с изделиями широкого потребления такие ручные работы оцениваются недешёво, зато и качество соответствующее. Ведь тепло живых рук мастера не может передать машина.

    «Это теперь мастерством ручного ткачества на ФХТ владеют только 11 ткачих, самым молодым в нашем цехе - далеко за сорок, нитки для работы привозят готовые, окрашенные и станки налаживать некому, мелкие поломки и те приходится устранять самим, потому что специалистов по такой «технике» сейчас попросту нет. А раньше, в былые годы, - вспоминает Надежда Геннадьевна, - ткацких и прочих цехов на фабрике было много, трудились в две смены, а наша продукция поставлялась в 18 городов страны и пользовалась повышенным спросом, был даже свой фирменный магазин. Большой коллектив, состоявший из более чем двухсот человек, практически всю работу выполнял своими силами. Пряжу завозили чистую, неотбеленную, поэтому работы хватало и красильщицам, и мотальщицам, которые дни напролёт разматывали нитки с бабин, с пятинок и наматывали их на цепки. Весь труд был ручной и очень тяжёлый. Зато как приятно было осознавать, что стараемся мы не напрасно, и продукция нашей сельской фабрики пользуется большой популярностью: увидеть её можно было не только у себя в районе, но и далеко за его пределами.

    А в девяностых в стране загремела перестройка, и для фабрики начались тяжёлые времена: мы месяцами сидели без работы, без зарплаты, стояли на бирже труда и выполняли другие обязанности, никак не связанные с нашей профессией. Правда, сложностей хватает и сейчас».

    Стойко переносить трудности все эти годы помогали Надежде Геннадьевне самые близкие для неё люди: дети Павел и Наталья и муж Андрей. Под стать супруге Андрей Павлович, всю жизнь проработавший учителем технологии в первой школе посёлка, оказался не только хорошим человеком, любящим и заботливым семьянином, но и трудолюбивым, мастеровитым хозяином. Да и сама Надежда не забывала в житейской суете и хлопотах о своем высоком предназначении жены и матери. Все было в семье Ветлугиных: и любовь, и дружба, и счастье, и согласие, и взаимное уважение. Пока в дом не постучалась беда: совсем недавно, в начале июля, ушел из жизни глава семьи…

    Сейчас главной отрадой в жизни Надежды Геннадьевны являются её мама, дети, двое внучат, коллектив, давно ставший для неё родным, и, конечно же, любимая работа.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: